От "ВНЕШНЕГО" к "ВНУТРЕННЕМУ".

"Целомудрие" означает цельное, правильное мудрование, т.е. цельное, а не дробное понимание всего происходящего во всех его сложнейших взаимосвязях. В то же время, целомудрие — это духовная и телесная чистота, значит, свобода от насилия греховных влечений (страстей). Правильно понимать (т.е. мудрствовать) может только целомудренный, т.е. чистый. 

Адекватное восприятие внешнего мира, правильное понимание и правильное видение людей и обстоятельств жизни возможно лишь тогда, когда с очей разума счищается грязная пленка греха. Пока в душе еще действуют греховные влечения, мы не сможем ни правильно воспринимать окружающее, ни правильно понимать людей и события, ни строить правильные взаимоотношения с окружающим миром, поскольку наше сознание будет искажено комплексным воздействием демонов на разум, эмоции и чувства. Греховные влечения, в данном случае, являются не более чем симптомами нашей несвободы от влияния демонов. Искажение как ментального, так и чувственного восприятия будет продолжаться до тех пор, пока в напряженной духовной борьбе мы не очистимся от основных своих пороков, а это возможно только с помощью благодати Божией. 

Не следует на первых порах начавшейся духовной жизни пытаться оценивать, а тем более судить поступки окружающих. Все равно вы не сможете оценить их правильно, а значит, выбрать правильную линию поведения. 

Демонам, наоборот, весьма выгодно переключить внимание с очень сложной и кропотливой внутренней работы на внешние обстоятельства их жизни, акцентировать их внимание на неизбежных негативных фактах окружающей действительности, усилить и даже гипертрофировать ощущение диссонанса между тем, как должно быть, как хотелось бы видеть — и тем, что они видят в действительности. Этим нехитрым способом демоны добиваются того, что духовный рост не только затормаживается, но даже изменяет свою направленность на прямо противоположную. Не позволяйте демонам управлять вашим вниманием, чтобы оно, как послушная кляча, не плелось уныло в своих постылых поводьях туда, куда правит упившийся возница. Возьмите управление в свои руки и возвратите внимание внутрь, на самое себя. Помните, что говорил преп. Амвросий Оптинский? — "Знай себя и будет с тебя". 

Как же нам устроить свой внутренний дом? Во-первых, по слову преп. Серафима, необходимо стяжать "дух мирен". Великое счастье, когда в нас обитает дух благодатного мира! Тогда человек, как непоколебимая скала, стоит среди бушующего моря, и никакие внешние неприятности не могут вывести его из себя до такой степени, чтобы он перестал управлять собой, своими чувствами, эмоциями, словами и поступками. Такое мирное, крепкое, ясное состояние души дается только благодатью Божией, о стяжании которой нам и следует заботиться больше всего на свете. 

Есть разные способы стяжания благодати, из них сильнейший, как вы знаете, — молитва. Однако редко случается, чтобы Господь сразу поставил человека в такие условия, когда молитва является главным орудием приобретения благодати. Чаще всего этому периоду предшествует другой, может быть, достаточно продолжительный, когда накопление благодати происходит путем доброделания, труда ради ближних. Этот период необходим для приобретения самого главного качества христианина: САМООТВЕРЖЕНИЯ, которого ни у кого из нас НЕТ. Вот почему мы не идем, не можем идти за Христом, — это потому, что мы не отверглись себя, а значит, не взяли свой крест. Место самоотвержения в нас занято своим собственным "Я". Эгоцентризм — главное греховное качество наших душ. Он является следствием и прародительского греха, и общего падения всего человечества, и, конечно, нашей собственной греховности. 

Настоящая молитва рождается в смиренном сердце, а смирение приобретается самоотвержением. Вот нас и ставит Господь сначала в те условия, когда необходимо учиться самоотвержению, учиться забывать себя ради других. Забывать о своем телесном и душевном комфорте, предпочитая не себя ближнему, а ближнего, его проблемы и потребности предпочитая своим, т.е. ставя на первое место в своих расчетах не себя, а ближнего. Дело во многом еще зависит от того, как относиться к своему послушанию (к своей работе). Нужно научиться возгревать в себе радостное отношение ко всякому порученному делу, помня, что оно делается пред очами Божьими ради собственного спасения, ради стяжания благодати. Нужно приучать душу делать порученное дело с охотой, даже искать — чем можно помочь ближнему. Вспомните (а кто из вас не читал — прочтите) случай из жития последнего старца Троице-Сергиевой Лавры Зосимы-Захарии — о его первых годах послушания на просфорне. Он спал по 3-4 часа (просто некогда было спать больше), а на службах бывал 1-2 раза в году, но молился при этом непрестанно Иисусовой молитвой. Какое смирение, кротость и самоотвержение он стяжал! Бог не уничижил сокрушенное и смиренное сердце, по слову пророка Давида, дал своему угоднику дар молитвы. Придя в монастырь, правильно понял послушник — что требует от него Господь, Который не без промысла поставил его в такие тяжелые условия, что он был даже лишен возможности выполнять обычное молитвенное правило и бывать на церковных службах. 

Захария понял, с одной стороны, необходимость обучения самоотвержению ради других, а с другой — необходимость обучения себя Иисусовой молитве. Работая, он постоянно понуждал себя незаметно для других творить ее так, что она со временем стала постоянной его спутницей. 

Еще раз хочу заметить, что настоящая, глубокая, внимательная молитва может укорениться только на подготовленной почве хорошо обработанного сердца. Слежавшаяся и окамененная (грехом себялюбия) земля наших сердец должна быть сокрушена железным плугом самоотвержения и раздроблена бороною самозабвения. Тогда и наши сердца, сокрушенные и смиренные "Бог не уничижит" (Пс. 50,19). 

Но вы никогда не сумеете стяжать сердечной чистоты и благодатного мира души, если позволите демонам переключить ваше внимание на окружающих людей. Тогда ваши помыслы будут заняты "обсасыванием" чужих поступков, особенно же начальствующих лиц. В той интерпретации, которую демоны вложат в ваше сознание, эти поступки всегда будут иметь отрицательный характер и соответствующую эмоциональную окраску, причем, чем дальше, тем больше. Именно на этой почве и появляются ростки осуждения и раздражения. Они разрастаются в дерево мрачного, унылого озлобления и рождают плоды самых скверных поступков. На этой стадии человек становится одержимым, т.е. его сознание подпадает под полное управление демоническими внушениями. То-то бесам радость! 

Помимо прочего, дорогие чада, нам всем очень нужна простота, причем именно в том смысле, в каком это слово понимали в древности. Простота — это монолитность, цельность, исключающая какую бы то ни было раздробленность, двойственность характера. Термин "простой" противоположен термину "сложный", который происходит от глагола "сложить"(складывать, соединять разнообразные части в одно). Сложный человек — это раздвоенный, растроенный, расчетверенный человек, это индивидуум, одержимый одним, двумя, тремя, а иногда и легионом бесов, из которых каждый имеет свой характер. Эти характеры проявляются попеременно в словах, мыслях и поступках одержимого демонами человека (так называемое альтернирующее сознание — психиатр), поэтому он и сам себя часто не может понять в этом хаосе влечений и настроений, а тем более, его не могут понять другие. 

В наше время постоянно приходится сталкиваться со случаями, когда в одном человеке уживаются две прямо противоположные натуры. Это обычный вариант подселившегося демона и ясный пример его воздействия на душу человека. Итак, простота, в евангельском понимании, — это единственность, цельность характера, а следовательно, — отсутствие демонического воздействия на личность. Вот к чему призывает нас Христос, говоря: "Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби" (Мф. 10,16). Столь необходимая и нам с вами мудрость дается только Богом, и ее нужно постоянно испрашивать у Него. Во всяком деле всегда следует просить Господа: вразуми, научи, просвети, а если нужно — исправь. 

Если будем продвигаться этим путем, то в скором времени все внешние проблемы, возникающие при неизбежных контактах с окружающими (которые так же, как и мы, далеки от совершенства) отпадут сами собой, словно сухая кровяная корка от зажившей раны. 

Игумен N. "Не бойся, малое стадо"