«ДУХОВНЫЕ ДАРЫ», СОПРОВОЖДАЮЩИЕ «ХАРИЗМАТИЧЕСКИЕ» ОПЫТЫ. (Иеромонах Серафим Роуз) 

Главное достижение, на которое претендуют приверженцы «ХАРИЗМАТИЧЕСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ», – это то, что они получают «ДУХОВНЫЕ ДАРЫ». Один из таких «даров», в первую очередь проявляющийся в «крещенных Святым Духом», – НОВАЯ «ДУХОВНАЯ» сила и смелость. Им придает смелости определенное переживание, которое они имели, в чем никто не сомневался, хотя их толкование этого вызывает серьезные сомнения. Вот типичные примеры: «Мне не нужно верить в Пятидесятницу, я ее видел своими глазами». «Я почувствовал, что знаю точно, что сказать остальным и что им нужно услышать... Я обнаружил, что Святой Дух дал мне истинную смелость, чтобы сказать это, и что сказанное имело большое влияние». «Я был столь уверен, что Дух сдержит Свое слово, что молился без всяких сомнений, без «если», а «будет» и «должно быть» «и в других повелительных выражениях». 

Пример из опыта православного: «Мы молимся о мудрости, и внезапно мы становимся мудрыми в Господе. Мы молимся о любви, и истинная любовь ко всем людям наполняет нас. Мы молимся об исцелении, и все становятся здоровыми. Мы молимся о чудесах, и, веруя, мы видим совершающиеся чудеса. Мы молимся о знамениях и получаем их. Мы молимся на языках ведомых и неведомых». 

И здесь снова подлинное православное качество, стяжаемое и испытанное долгими годами подвижнического труда и совершенствования в вере, должно быть получено мгновенно путем «харизматического» опыта. Конечно, это правда, что апостолы и мученики получали великое дерзновение по милости Божией; но смешно и нелепо, когда каждый «христианин-харизматик», даже не ведающий, что такое милость Божия, хочет сравняться с этими великими святыми.

Основанная на опыте духовного заблуждения, «харизматическая» смелость – не более чем лихорадочное, «возрожденческое» подражание истинному христианскому дерзновению и служит только лишним признаком, выдающим «харизматическое» заблуждение.

Епископ Игнатий пишет, что некая «самоуверенность и дерзновение обычно заметны в людях, находящихся в состоянии самообмана, полагающих, что они святы и духовно совершенствуются». «Необычайная помпезность заметна в тех, кто находится в заблуждении: они как бы опьяняются сами собой, своим состоянием самообмана, видя в нем состояние благодати. Они поглощены, переполнены надмением и гордыней, хотя кажутся смиренными многим, кто судит по видимости, не умея судить по плодам». 

...Так же, как всякий «крещенный Духом» обычно сохраняет способность говорить на языках и в своих молитвах наедине, и вообще уверен, что «Бог» постоянно с ним, так и вне атмосферы молитвенных собраний он часто имеет личные «откровения», в том числе слышит «голоса» и ощущает «присутствие». «Пророк харизматического возрождения» так описывает одно из своих переживаний: «Я пробудился от глубокого спокойного сна, услышав голос, который казался громким и ясным... который четко произнес: «У Бога нет внуков...» Потом мне показалось, что в моей комнате кто-то есть, а это присутствие было мне приятно. Внезапно я понял, должно быть, со мной говорил Святой Дух». 

Как можно объяснить подобные переживания? Епископ Игнатий пишет: «Одержимый этим видом духовного заблуждения мнит о себе (вторая форма «прелести» называется по-русски «мнение»), что он изобилует дарами Святого Духа. Это мнение состоит из ложных понятий и ложных чувств, и в этом виде оно целиком и полностью принадлежит к царству отца и воплощения лжи, дьявола. Тот, кто во время молитвы стремится открыть сердце для чувств нового человека, но не имеет для этого никакой возможности, заменяет их чувствами собственного изобретения, подделками, к которым падшие духи не замедлят присоединить свои действия. Признавая свои неправедные чувства, и собственные, и те, что от бесов, истинными и данными во благодать, он получает и мысли, соответствующие чувствам». 

В точности такой же процесс наблюдали и авторы, пишущие о спиритизме. Для того, кто серьезно занимался спиритизмом (и не только для самих медиумов), настает момент, когда вся ложная духовность, которая развивает пассивность духа и открытость действиям «духов», проявляющаяся даже в таких невинных на вид развлечениях, как пишущий столик, переходит в настоящую одержимость этого лица вторгающимся в него духом, после чего начинают твориться неоспоримо «сверхъестественные» явления. В «харизматическом возрождении» этот момент перехода определяется как «крещение Святым Духом», который, если он происходит в действительности, является именно тем моментом, когда самообман превращается в одержимость бесами и жертва («харизматик») твердо убеждена, что с этих пор она может ждать ответа Святого Духа на свои обманные «религиозные чувства» и что ее ждет «жизнь, полная чудес».

Одна из самых распространенных реакций на переживание «крещения Святым Духом» – «смех». Один католик свидетельствует: «Ощущение присутствия и любви Бога было так сильно, что я припоминаю, как сидел полчаса в церкви и просто смеялся от радости, что Бог меня любит». Протестант рассказывает, что «при «крещении» я стал смеяться... Я просто хотел смеяться, как это бывает, когда вам так хорошо, что об этом невозможно говорить... Я держался за бока и смеялся, пока не согнулся вдвое». Другой протестант говорит: «Новый язык, дарованный мне, перемежался приступами веселья, которые уносили все страхи. Это был язык смеха». Православный священник о. Евсевий Стефану пишет: «Я не мог удержаться от широкой улыбки, которая в любую минуту могла перейти в смех, – смех Святого Духа, пробудившего во мне животворящие чувство свободы». 

Можно подобрать еще множество примеров этой поистине странной реакции на «духовное» переживание, и некоторые апологеты «харизматики» создали целую философию «духовной радости» и «Божьего шутовства», чтобы это объяснить. Но эта философия совершенно чужда христианству; о таком понятии, как «смех Святого Духа», никто не слыхал за всю историю христианской мысли и опыта. Быть может, именно в этом «харизматическое возрождение» яснее, чем в чем бы то ни было, выдает свою абсолютно нехристианскую религиозную ориентацию; это переживание чисто мирское и языческое, и где его нельзя объяснить в терминах эмоциональной истории (о. Евсевию, и вправду, смех принес «раскрепощение» и «освобождение» от «сильнейшего чувства смущения и неловкости» и «эмоциональной опустошенности»), оно может происходить только от «одержимости» одним или несколькими языческими богами, которых Православная Церковь называет демонами (бесами).

Вот, например, для сравнения, церемония «посвящения» эскимосского язычника-шамана: не достигнув «инициации», «я иногда начинал плакать и горько рыдал, сам не зная почему. Потом без всякой причины все внезапно изменилось, и я почувствовал великую, неизъяснимую радость, настолько могучую, что я не мог ее сдержать, и у меня из горла рвалась песнь, великая песнь, в которой было место только для одного слова: «радость», «радость»! И я был вынужден петь во весь голос. И вот в разгаре этого таинственного и всеповторяющегося восторга я стал шаманом... Я стал видеть и слышать совершенно по-другому. Я достиг своего озарения... и не только я сам мог видеть сквозь мрак жизни, но тот же самый яркий свет светил и от меня... и все духи земли, неба и моря собрались во мне и стали моими духами-помощниками». 

Нет ничего удивительного в том, что неподготовленные «христиане», намеренно открывшие себя подобному языческому переживанию, все же толкуют его как переживание «христианское»; психология у них все еще христианская, хотя духовно они уже вступили в область бесспорно нехристианских обрядов и мировоззрения. 

Как же судит православная аскетическая традиция о таких вещах, как «смех Святого Духа»? Святые Варсонофий и Иоанн, отшельники VIII века, так ответили православному монаху, которого мучил этот вопрос (ответ 451): «В страхе Божием нет места смеху. В Писаниях сказано о неразумных: «Буй во смехе возносит глас свой...» (Сир. 21, 23); и «слово неразумного всегда неясно и лишено благодати». Преп. Ефрем Сирин столь же ясно учит: «Начало душевного развращения в монахе – смех и вольность. Когда увидишь в себе то, монах, знай, что пришел ты в глубину зол. Не переставай молить Бога, чтобы избавил тебя от той смерти... смех лишает человека блаженства, обещанного плачущим (Мф. 5, 4), разоряет доброе устроение внутреннее, оскорбляет Духа Святого, вредит душе, растлевает тело. Смех изгоняет добродетели, не имеет памятования о смерти, ни помышления о мучениях»155. Разве не очевидно, как далеко может увести в сторону незнание основ христианства? 

По крайней мере, столь же часто, как смех, ответом на харизматическое «крещение» являются «слезы» – психологически родственная смеху реакция. Она проявляется не только индивидуально, но очень часто сразу в целых группах (в этом случае отличаясь от переживания «крещения») и без всякой видимой причины заражает всех присутствующих. 

«Харизматические» авторы не находят объяснения этому в «сознании греховности», которое приводит к такому результату на протестантских молениях; они не дают вообще никаких объяснений, да никаких объяснений, кажется, и нельзя найти, кроме того, что эта реакция просто находит на того, кто пребывает под влиянием «харизматической» атмосферы. Православные Отцы, как отмечает епископ Игнатий, учили, что слезы часто сопровождают духовное заблуждение второго рода. Преп. Иоанн Лествичник, перечисляя много разных причин для слез, хороших и дурных, предостерегает: не доверяй твоим источникам слез, пока твоя душа совершенно не очистилась (сл. 7, п. 35), а об одном роде слез определенно говорит: слезы без мысли подобают только безумию, а не разуму (7, 17). 

Кроме смеха и слез, а зачастую и вместе с ними, наблюдаются и другие физические реакции на «крещение Святым Духом»: жар, разные формы дрожи и судорог, падение на землю. Все приведенные здесь примеры, следует подчеркнуть, – переживания рядовых католиков и протестантов, а не экстремистов-пятидесятников, чьи переживания куда более эффектны и несдержанны. 

«Когда на меня наложили руки, я тут же почувствовал, что вся моя грудь как будто пытается подняться в мою голову. Губы у меня начали дрожать, а мозг принялся кувыркаться. Затем я заулыбался во весь рот». Другой «следил за всем без эмоций, но чувствовал сильный жар во всем теле и облегчение». 

Вот что рассказывает еще один: «Как только я встал на колени, меня охватила дрожь... Совершенно внезапно я «исполнился» Святого Духа и понял, что «Бог существует». Я стал плакать и смеяться одновременно. Опомнился я, простершись перед алтарем, и меня переполнял мир Христа». Другой говорит: «Когда я коленопреклонно и безмолвно благодарил Бога, Д. лежал простершись ниц и вдруг стал приподниматься, как будто под действием невидимой силы. Прозрением, которое, должно быть, было вдохновлено Господом, я понял, что Д. у нас на глазах двигает сила Святого Духа». 

Один из апологетов «харизматики» подчеркивает, что подобные переживания «типичны для «крещения Святым Духом», которое часто бывает отмечено субъективным переживанием, которое приносит человеку чудесное новое чувство близости к Богу; это порой требует такого выражения поклонения и обожания, которое выходит за рамки этикета, навязанного нам нашим западным обществом! В такие минуты некоторых охватывала сильнейшая дрожь, они вздымали руки к Господу, возвышали голос громче обычного или даже падали на пол». 

Не знаешь, чему больше удивляться: полнейшей несовместимости этих истерических проявлений с чем бы то ни было духовным или невероятному легкомыслию, которое заставляет таких заблудших людей приписывать свои конвульсии «Святому Духу», «божественному вдохновению», «миру Христа». Ясно, что эти люди не только совершенно неопытные и лишенные руководства в духовном и религиозном мире, но и абсолютно «невежественные». 

Вся история православного христианства не знает о подобных «экстатических» переживаниях, внушенных Святым Духом. Только по глупости некоторые апологеты «харизматики» осмеливаются сравнивать эти детские и истерические чувства, доступные всем без исключения, с Божественными откровениями, ниспосланными величайшим святым, как св. ап. Павлу на дороге в Дамаск или св. ап. Иоанну евангелисту на Патмосе. Эти святые простирались ниц перед истинным Богом (без конвульсий и, разумеется, без смеха), в то время как псевдохристиане просто реагировали на присутствие вторгающегося духа и поклоняются только самим себе. 

Старец Макарий из Оптиной писал человеку, находившемуся в таком состоянии: «Полагая найти любовь Бога в утешительных чувствах, вы ищете не Бога, а себя самого, то есть собственного своего утешения, избегая тем самым стези страданий, потому что считаете себя потерянным без духовных утешений». 

Если эти «харизматические» переживания и имеют вообще религиозную природу, то это «языческие» религиозные переживания; фактически они точно совпадают с переживаниями медиума при инициации, с «одержимостью духом», которая возникает, когда «внутренняя сила волной вздымается внутри, стараясь овладеть тобой». 

Однако этот опыт «одержимости духом» не следует смешивать с настоящей одержимостью демонами, которая представляет собой состояние, когда нечистый дух находит постоянное обиталище в ком-нибудь и проявляется в психических и физических расстройствах, которые как будто не описываются в «харизматических» источниках. Медиумическая «одержимость» частична и временна, медиум соглашается быть «использован» для определенной функции духом извне. Но из самых «харизматических» текстов становится совершенно ясно, что в этих переживаниях присутствует – когда они подлинные, а не просто внушенные – не просто развитие какой-либо медиумической способности, а настоящая одержимость духом. Возможно, эти люди и имеют право говорить, что они преисполнены духа – но их наполняет никак не Святой Дух! 

Епископ Игнатий приводит несколько примеров таких физических сопутствующих явлений в состоянии духовного заблуждения: первый – это когда монах трясся и издавал странные звуки, называя эти признаки «плодами молитвы»; второй – когда епископ встретил монаха, который молился в таком экстазе, что чувствовал жар во всем теле и мог обходиться зимой без теплой одежды, и этот жар даже ощущался другими. Общий признак, как пишет епископ, при втором роде духовного заблуждения, заключается в том, что ощущается материальный, страстный жар в крови; «поведение латинских отшельников, охваченных заблуждением, всегда было экстатичным благодаря этому необычайному материальному разделению» – это состояние таких латинских «святых», как Франциск Ассизский и Игнатий Лойола. Этот «материальный «жар в крови, признак духовно заблудших, нужно отличать от «духовного» жара, который ощущали такие святые, как преп. Серафим Саровский, который действительно получил Святого Духа. Но Святой Дух добывается не экстатическими «харизматическими» опытами, а долгим и напряженным путем аскетизма, «путем страданий», о котором говорил старец Макарий, в лоне Церкви Христовой.

"ПРАВОСЛАВИЕ И РЕЛИГИЯ БУДУЩЕГО".