ЧЕМ БОЛЬНЕЕ, ТЕМ ЦЕЛИТЕЛЬНЕЕ. Схиигумен Савва (Остапенко)

«В мире скорбни будете» (Ин. 16:33) 

Скорби – лествица, возводящая на небо; туда иного пути, кроме крестного, нет, не было и не будет, в чем удостоверяет нас все Священное Писание. Господь, Пречистая Его Матерь, возлюбленные ученики и все святые скорбным путем шествовали, который и всем нам заповедан Господом, как подражание Ему, по слову Его: «Иже не приимет креста своего и вслед Мене грядет, несть Мене достоин» (Мф. 10:38). Богом определено, чтобы путь, вводящий в жизнь вечную, был со скорбью, с теснотою, со многими испытаниями, с самыми горькими искушениями. Как обетования Божии велики, неизглаголанны и неисповедимы, так потребны нам вера, надежда, труды, великие подвиги, долговременное испытание. Божественный апостол, провидя духом небесное воздаяние, уготованное за скорби, сказал, что скорби сего века недостойны той небесной славы, которая явится в нас по переходе в вечность. 

   Ничто так не полезно в скорби, как благодарение, ибо оно ходатайствует пред Богом о помощи человеку, утоляет скорбь и умножает награду за нее, а кто ропщет в скорби, тот не только лишается награды за терпение, но подвергается осуждению, и самая скорбь чрез то увеличивается. 

   Сказано: «Многи скорби праведным», а также: «Аше приступаеши работати Господеви, уготови душу твою во искушение». А о проводящих жизнь без скорбей апостол Павел говорит, что горе им, ибо они забыты Богом и не чада Божии. 

   Бог никогда не допускает надеющейся на Него душе до того изнемогать в искушениях, чтоб дойти до отчаяния. 

   Скорби потому-то и скорбны, что больны – хватают за самое сердце. А чем больнее, тем целительнее. 

   Никто не может приобрести что благое иначе, как с великим трудом и скорбями. От начала века скорби были знамением избрания Божия. 

   Скорби очищают сердце человека, как золото в горниле, соделывают его, по благодати Божией, достойным вечных благ небесных. 

   Душа, истинно любящая Бога, ни во что вменяет скорби, но ими наслаждается и в злострадании цветет, провидя духом небесную славу, уготованную за скорби. 

   Умножение скорбей есть доказательство, что молитва наша услышана Господом. 

   Скорбь приближает человека к Богу и спасению, по реченному: «Призови Мя в день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя» (Пс. 49:15). Не сказал Господь: «Призови Мя в день веселия твоего». 

   Скорбь, исповеданная духовному руководителю, утоляется тем самым. 
   Лукавый не в такой мере искушает душу и подавляет ее скорбью, в какой хочет, но в какой попущено ему Богом. 

   Душа, перенося мужественно скорби, да уповает твердо на Бога, ожидая от Него помощи и заступления, и невозможно, чтоб она была оставлена. Чем более подвизается душа, прибегая к Богу с верою и надеждою, тем скорее избавит ее Господь от всякой скорби; это целительный бальзам, небесное врачевство, упование на милость Божию. 

   Самоукорение, или обвинение себя, много способствует к благодушному перенесению скорбей. Несомненно должно веровать, что все бывает с нами по воле Божией и служит к нашему благу. Скорби служат очищением грехов, иногда таких, о каких мы даже забыли. «Судими же, от Господа наказуемся, да не с миром осудимся» (1 Кор. 11:32). 

   Нет ничего равного терпению. Терпение от волнения злых духов освобождает и в тихое пристанище поставляет. Милостыню и многие добрые добродетели превосходит терпение скорбей. 

   Скорби есть дар Божий, и дар великий, ибо за временное терпение сподобляемся неизреченных и вечных небесных благ, о коих сказал сподобившийся видения их: «Око не виде, ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его». 

   Ожидай искушений до последнего издыхания, без них никто не войдет в Царствие Небесное. Отчаяние, малодушие и уныние во искушении – погибель души, радость диаволу.

   Не подумай, что можно приобрести доброе дело без скорбей. Если кто явно согрешил и не прибегает к покаянию, не подвергся никакой скорби до самого исхода из этой жизни, то понимай из этого, что его постигнет суд без милости. 

   Мудрость состоит не только в том, чтобы узнать истину, но и в том, чтобы терпеливо переносить злобу человеков, обижающих нас, принимать обиды их как свою принадлежность. 

   Все дела, которые делаются ради Бога, сопряжены со скорбями. Кого Господь возлюбил и кого восхощет избрать для блаженной вечности, тому посылает непрестанные скорби. 

   Если доброе дело сделано без скорбей – это знак, что оно отвержено Богом. 

   Господь посылает скорби за наши грехи и тотчас милует душу в ее раскаянии. 

   Чрез скорби Господь воспитывает человека для вечной жизни. 

   Когда Господь не наказывает за грехи, это страшное состояние: «Ревность бо Моя отступила от тебя». 

   Кто хочет спастись, тот всегда мученик, ибо он терпит нападение от мира, плоти, диавола. 

   Не унывай, борясь с врагом бесплотным, но прославляй в самой скорби и тесноте Господа, удостоившего тебя терпеть за Него борьбу с коварным змием и за Него уязвляться на всякий час; ибо если бы ты не стал благочестиво жить и усиливаться соединиться с Богом, то враг бы и не нападал на тебя и не мучил бы тебя. 

   Бывают в жизни христианина часы безотрадной скорби и болезни, в которые так и кажется, что Господь совершенно покинул тебя, ибо нет в душе ни малейшего чувства присутствия Божия. Это часы испытания веры, надежды, любви и терпения христианина. Скоро придут для него опять времена благоприятные от лица Господня, скоро Господь опять его возрадует, да не падет он под искушением. 

   Когда человек живет в просторе, изобилии и довольстве, тогда он растет в чрево свое и не возрастает духом, не приносит плодов добрых, а когда живет в тесноте, бедности, болезнях, напастях, скорбях, тогда животная сторона его подавляется, тогда он духовно возрастает, произращает плоды добродетелей – зреет и приносит богатые плоды. Вот почему премудрость и благость Отца Небесного подвергают душу нашу тяжким болезням и скорбям. 

   Добродетели сопряжены со скорбями. Кто уходит от скорбей, тот несомненно разлучается и с добродетелью. Кто без скорби пребывает в добродетели, тому отверста дверь гордости. 

   Веселие вечное будет по мере скорбей – сколько кто понес их в этой жизни. 

   Чем больше скорбей, тем больше будет утешений. 

   В болезнях прежде врачей и лекарств пользуйся молитвою. 

   Не думай, что мир обитает в здоровом теле: там жабы и пиявицы. Нет, мир обитает лишь в мертвенной плоти нашей. И этот-то есть истинный мир, мир Иисусов, мир, всяк ум превосходящий. Скорби и болезни для нас – сокровище вечное. 

   Обижающие нас – истинные лекари наши, притом безмездные, бескорыстные, исцеляющие застарелые наши душевные недуги, проказу неисцельную – грехи и страсти наши. 

   Апостолы, услыхав о болезни Лазаря, стали горевать, т. е. приняли по-человечески, а Вечная Истина рекла: «Сие не к смерти, но к славе Божией!» 
   Служи с любовию больным. Иисус сказал: «Елика послужисте сим малым, Мне послужисте!» 

   Все хорошо в свое время: без зимы не было бы весны, не было бы лета. Так и в жизни духовной: немного утешения, а затем немножко поскорбеть, и составляется так мало-помалу путь спасения. 

   Скорби – это ладья, на которой мы плывем в небесное наше отечество. 
   Возлюби скорбь, не скорбящий не войдет в Царство Небесное, ибо врата его узки и не пускают утолстевших. 

   Великая мудрость и великий источник утешения – благодарить Бога за все земные скорби как ниспосылаемые нам самим Промыслом Божиим. 

   Нет ничего священнее того языка, который в несчастиях благодарит Бога. Такой человек ничем не хуже мучеников и получает равный с ними венец. 

   Одно только «слава Богу», произнесенное в несчастье, более значит, нежели тысячи благодарений, приносимых в счастии. 

   Бог не увеселяется никакою другою добродетелью столько, сколько терпеливым перенесением скорби с благодарением. Этим путем прошли все святые. 

   Для скорбей и болезней один рецепт – терпение, весь секрет в том только, чтоб терпеть, что Бог посылает. И не увидишь, как в рай попадешь. 

   Скорби рождают терпение. Чрез скорби приобретается духовное рассуждение. 

   В скорбях мы научаемся, что без Бога сами ничего не можем сделать. И это сознание беспомощности, ничтожества своего воспитывает в нас смирение пред Богом. От чего появляется смиренная молитва, которая и дает душевный покой. В сердце тогда сходит сила Божия, «немощная врачующая и оскудевающая восполняющая». 

   В скорби мы узнаем,как Господь близок к нам. «Близ Господь сокрушенных сердцем», – слышим мы в псалмах Давида. 

   Истинно Господь близок к нам и в наше время творит чудеса. 

   Какое Божественное ополчение окружает нас, членов Церкви Православной, – собор святых, если только мы действительно члены, ибо мы одно тело духовное, одно воинство Божественное. Какой нам помощи искать, как не небесной? К кому прибегать в напастях, болезнях, скорбях, как не к святым – членам Церкви Божией, особенно к Самому Господу, Богоматери, Предтече и прочим святым?! 

   «В скорби распространил мя еси». А скорбь, говорят психологи, сжимает сердце. Да, скорбь сжимает чувственность, сжимает самолюбие; дух же и совесть распространяет, освобождает, изводит на беспредельность. В счастье, кажется, человек велик – горд, надменен, а на самом деле – мал, ибо ограничен собою, удален от всего истинного, великого. 

   В несчастье человек по видимости мал, но если он растворяет несчастье верою, то среди этой внешней малости, внутри себя, он велик. 

   Не в скорби ли человек устремляется мыслью к Богу, к концу своей жизни и всего мира? А это – великое пространство! В скорби он холоден ко всему миру, и отделяется от него, и становится вне времени и пространства. В скорби человек способен решиться на самые трудные подвиги, лишения, пожертвования. А что это, как не следствие распространения? Вообще в скорби и несчастии с духом нашим бывает то, что с веществами, когда их кладут на огонь: они ширеют, мягчают, расплавляются и испаряются. Если душа добрая, то с нею бывает то же, что с благовонным веществом: воня смирения, преданности несется далеко. А если душа нечистая, злая, то от нее несутся ропот, хула, ожесточение и гнев.