СЛЁЗНОЕ МОЛЕНИЕ Преподобного отца нашего ЕФРЕМА СИРИНА по дням недели. В СРЕДУ ВЕЧЕРОМ. 

Любовь вынуждает меня вещать к Богу, а недостоинство мое убеждает меня молчать. Мучительные болезни вынуждают меня говорить, а грехи заставляют хранить молчание. Душа моя болезнует, глаза мои вожделевают слез. 

Согрешила ты, душа, покайся. Ибо вот дни наши проходят, как тень. По страшным и ужасным пойдешь ты местам. Не откладывай надолго, день за день, обращения своего ко Господу, душа моя. 

Прииди в сокрушение, душа моя; прииди в сокрушение при мысли о всех тех благах, которые получила ты от Господа и не сохранила их; прииди в сокрушение при мысли о всем, что сделала ты, и Бог был долготерпелив к тебе; прииди в сокрушение, чтобы на Страшном суде Христовом не предали тебя кромешней тьме. 

Горе мне, грешному! Потому что, по слабости своей, я сквернил и всегда скверню чистоту сердца своего. 

Нерадение и леность посрамили дерзновение сердца моего; лукавое вожделение повелевает мною, как властелин рабом, и я, как ребенок, тотчас со страхом повинуюсь ему. Оно вводит меня в заблуждение, а я услаждаюсь тем. 

Увы мне, Господи! Благодать Твоя влечет меня к жизни, а я предпочитаю скорее смерть. Ты прилагаешь попечение о том, чтоб стал я равночестным с ангелами, а я, по испорченности своей, уничижаю сам себя. Умножились грехи мои, Господи, и непрестанно умножаются, и нет предела их множеству. 

И кто оплачет меня или умолит за меня? Ты один, Спаситель мой, преклоняемый на милость благостию Твоею, милосердо воззри на меня, отчаянного. 

Как буду умолять Тебя, Владыка, потому что уста мои исполнены злословия? Или как буду песнословить Тебя, потому что совесть моя осквернена? 

Или как возлюблю Тебя, потому что полон я страстей? Или как будет обитать во мне истина, потому что поругал я себя ложью? Или как призову Тебя, потому что не сохранил я заповедей Твоих? 

После того как приобрел я познание истины, стал я убийцею и обидчиком, ссорюсь за малости, завистлив и жесток к соседям, питаю в себе злые мысли, немилостив к нищим, гневлив, спорлив, упорен, ленив, раздражителен, люблю нарядные одежды; и доныне еще очень много у меня скверных помыслов, вспышек, самолюбия, чревоугодия, сластолюбия, тщеславия, гордыни, зложелательства, пересудов, тайноядения, уныния, соперничества, негодования. 

Не значу ничего - а думаю о себе много. Непрестанно лгу - и гневаюсь на лжецов. Оскверняю храм Божий блудными помыслами - и строго сужу блудников. 

Осуждаю падающих - и сам непрестанно падаю. Осуждаю злоречивых и татей - а сам и тать и злоречив. Хожу с светлым взором, хотя весь нечист. В церквах и за трапезами хочу быть на первом месте. Вижу иноков - и величаюсь. Вижу монахов - и кичусь. 

Домогаюсь того, чтоб казаться приятным для женщин, величавым для чужих, смышленым и благоразумным для своих, совершеннейшим для благоразумных; с благочестивыми обхожусь как мудрейший, неразумных пренебрегаю как бессловесных. 

Если оскорблен, мщу; если почтен, гнушаюсь почтившим; если требуют чего у меня по праву, начинаю тяжбу; а кто говорит мне правду, тех почитаю врагами. 

Обличаемый гневаюсь; если не льстят мне, недоволен. Не хочу почтить достойного, а сам, будучи недостоин, требую почестей. 

Не хочу утруждать себя, а если кто мне не услужит, гневаюсь на него. Не хочу идти вместе с работающими, а если кто мне не поможет в деле, злословлю его. 

Брата, когда он в нужде, не знаю, как горделивого, а если он здоров, обращаюсь к нему. 

Ненавижу больного, а если сам болен, желаю, чтобы любили меня. Высших пренебрегаю, низших презираю. 

Если удержу себя от неразумного пожелания, тщеславлюсь. Если преуспеваю в бдении, впадаю в сети непокорности и прекословия. 

Если воздержусь от снедей, утопаю в кичливости и высокомерии. Если неусыпен в молитве, препобеждаюсь раздражительностию и гневом. 

Если вижу в ком добродетель, не останавливаюсь на нем вниманием. Презрел я все мирские приятности - и не отстаю от суетного пожелания оных. 

Если вижу женщин, развеселяюсь. По наружности смиренномудрствую, а в душе высокомудрствую. 

По видимому я нестяжателен, а мысленно стражду многостяжательностию. 

И к чему распространяться? По видимости отрекся я от мира, а на самом деле опять думаю о мирском. 

Во время службы занимаюсь разговорами, отыскиванием помыслов, суетными припоминаниями; во время трапезы вдаюсь в пустословие; имею алчность к подаркам, принимаю участие в чужих падениях, вдаюсь в гибельное соперничество. 

Такова моя жизнь, столько худого противополагаю своему спасению. И мое высокомерие, мое тщеславие не дозволяют мне подумать о своих язвах, чтобы уврачевать себя. 

Вот мои доблестные подвиги; таким множеством грехов ополчается на меня враг; и при всем этом домогаюсь я, окаянный, прославиться святостию. Живу во грехах, а желаю, чтобы почитали меня праведником. 

Одно у меня оправдание во всем этом: диавол навел меня на сие. Но это не послужило в оправдание Адаму. Уверены в том, что диавол научил Каина; но и он не избег осуждения. 

Что же буду делать, если посетит меня Господь! Никакого нет у меня оправдания в нерадении моем. Боюсь, чтобы и мне не быть в числе тех, которых Павел наименовал сосудами гнева (Рим. 9, 22), которые подвергнутся подобной с диаволом участи и которых Бог за пренебрежение их предал в страсти безчестия (Рим. 1, 26). Итак, опасно, чтобы и на меня не было произнесено такое же определение. 

Если хочешь спасти меня, недостойного, положи покаяние, Господи, мне, грешному; оживи, Жизнеподатель, умерщвленную грехами душу мою. Cмой каменное ожесточение с бедного сердца моего и источник сокрушения даруй мне, Источивший нам жизнь из животочного ребра Своего. 

Кто не воздохнет, кто не прольет слез о моем отречении от мира? Еще не отрекся я вправду - а мною возобладала уже кичливость. Еще не вкусил я подвижничества - а связан уже тщеславием. 

Не видел еще и преддверий - а мечтаю уже о том, что внутри. Не показал еще опытов в начатках добродетели - и делаю уже выговоры брату. Не пришел еще в познание истины - и по гордости своей учу других. 

Все тебе, душа, дал Всеблагий Бог: ведение, смысл, рассудок; познавай полезное. Как думаешь сообщать свет ближнему, будучи сама потемненною? 

Будь, душа, врачом самой себя, по крайней мере оплакивай свое ослепление. Никакого нет у тебя предлога к нерадению твоему. Трезвись, душа, бодрствуй, воздыхай, проливай слезы, постом смывай с себя тяжелое бремя грехов своих. 

Всевышний Боже, единый имеющий власть над жизнию и смертию, даруй мне, грешному, великие щедроты Твои в оный час страшного Твоего пришествия, чтобы там пред страшным престолом Твоим не стать мне укоризною и великим стыдом для взирающих на меня ангелов, архангелов, пророков, апостолов, патриархов, мучеников, подвижников и всех праведных. 

Здесь, Спаситель мой, здесь, где насладился я прелестию греха, вразуми меня, как благосердый и чадолюбивый Отец, а там прости меня, как небесный Бог, единый безгрешный. 

Всякий грех сделан мною, окаянным, всех превзошел я распутством. Заслужил я наказание, и если начну приносить покаяние, то нет у меня слез. 

Увы, какими очами я, грешный и нерадивый, буду взирать на тот страшный престол, на котором воссядешь Ты, Господи, и будешь обличать соделанное мною? 

Знаю, что Ты, страшный Судия, во славе Божества будешь обличать меня. Всю жизнь свою я, бедный, расточил блудно, непрестанно валяясь в тине сластолюбия. 

Все тайные мои падения и всю обширность грехов моих знаешь Ты один, Творец мой. Никто не был таким виталищем греха, как я. Никто не преогорчал столько благость Твою, Владыка, как я, последовав стремлениям порока. 

Но Ты, как море благости, иссуши вредные моря грехов моих и, как бездна милосердия, попали бездну грехов моих; не воздай мне по достоинству содеянного мною; не осуди меня в геенский пламень, потому что невыносим гнев Твой, Господи. Кто наконец стерпит угрозы его? Ибо огнь не угаснет и червь наш не умрет. 

Убойся, душа, угроз, отжени тяжкий сон нерадения и дремоту страшной беспечности. Конец близок, суд при дверях. Что встретит нас по разлучении с жизнию? 

Приидите ко мне, святые и праведные, подвизавшиеся добрым подвигом, и плачьте о мне как о мертвеце или пожалейте о мне как о живом, но полумертвом - потому что полон я стыда и не имею дерзновения по причине грехов, в ведении мною сделанных. Излейте на меня милосердие свое, как на пленника, как на покрытого загнившими язвами. 

Умилосердитесь ко мне, как таинники милостивого Бога, нашего Спасителя, и умолите Его, чтобы обратил меня туне и чтобы в час пришествия Его не оказаться мне недостойным и не услышать страшного оного определения: иди от Меня, делатель неправды; сказываю тебе, что не знаю тебя. 

Итак, умоляю Тебя, Свет истинный, рождение благословенного Отца Твоего, образ ипостаси Его, седящий одесную величествия Его, непостижимый Сын Божий, неиспытуемый Христе, похвала и радость любящим Тебя, жизнь моя, свет мой, Христос мой; не презри меня, уничиженного, не отринь меня, мерзкого, потому что крайне приятно врагу моему, когда отчаиваюсь в себе, по причине окружающей меня мглы порока. 

Тому только и радуется он, когда видит, что отчаяние делает меня пленником его. Но Ты, по сердоболию Своему, посрами его надежду, исхить меня из зубов его, избавь от злокозненного умысла его, от всего, что воздвигает он против меня, потому что многим ополчается он на меня. 

Даруй мне, Господи, просвещение к познанию козней сопротивника и ненавистника добра, потому что ставит мне на пути бесчисленное множество случаев к поползновению и соблазнов - и ущерб, и многостяжательность, и рассеянность века сего, и плотское удовольствие, и долговечность настоящей жизни, робость к подвигам, леность к молитвам, сон и телесный покой во время псалмопения. 

Сколько старается враг о моей погибели, столько я, бедный, предаюсь беспечности и нерадению. И чем более ставит он мне сетей, тем более я небрежен. 

Будь внимательна, душа, попекись о совести, не обращай внимания на падения других, но будь лучше внимательна к своим падениям. Не обращай внимания на сучец в глазу брата и ближнего, но наблюдай непрестанно бревно в своем глазе. 

Спеши, предупреждай, примирись со Христом, распятым за тебя плотию. Если сами себя осуждаем, то не будем, может быть, осуждены там, где великое и нескончаемое осуждение. 

Умилосердись ко мне, Господи, по благоутробию Твоему и спаси меня по единой благости Твоей, молитвами Пречистой Владычицы нашей Богородицы и всех святых Твоих, потому что благословен Ты во веки веков. Аминь.