ДАР СЛЁЗ. (Схиигумен Савва (Остапенко)) 

«Блажени плачущии: яко тии утешатся» (Мф. 5:4). 

Памятование смерти рождает плач о грехопадениях и о страшной участи, ожидающей грешника за гробом. Это не случайная скорбь сердца, изливающаяся в слезах, а непрестанное томление кающейся души, доходящее до самозабвения. Это доля падшего человека, неизбежная и неминуемая, если не в сей жизни, то за гробом – на целую вечность. Кто здесь не плачет о себе, тот будет вечно плакать там. У новоначальных происхождение слез имеет много различных видов, а именно: бывают слезы от природы, от Бога, от скорби – и предосудительной, и похвальной, от тщеславия, от блуда, от любви, памятования смерти, от многого другого. 

Весьма утешительно, что всякие слезы посредством страха Божия можно обратить в слезы чисто духовные. Истинное умиление есть дар Божий, но Господь подает дары Свои только просящим и отверзает толкущим, и только усиленные искатели восхищают Царствие Божие (Мф. 7:7-12). Чтобы приобрести высокий дар слез, необходимо употреблять немалое усилие и всевозможные к тому средства, как-то: памятование смерти и вечных мук, поучение в Писании, терпение, самоотвержение, отсечение своей воли, необращение внимания на чужие грехи, хранение языка, воздержание во сне, пище и телесном покое. 

Но нередко бывает, что никакие размышления, никакие прискорбные обстоятельства не могут исторгнуть спасительных слез из убитого и окаменелого сердца. И таковые, напрасно домогаясь слез, почитают себя несчастными и сетуют, и унывают. Все сие, хотя и признается ими нимало не полезным, безопасно восполняет самые слезы. Ибо слезы нередко доводят до превозношения людей легкомысленных, потому и не даются иным. Имея дарование плача, удерживай его всею своею силою, ибо оно крайне легко отъемлется от забот телесных, от роскоши, особенно от многоречия и смехотворства. 

Признаки отсутствия страха Божия и истинного сокрушения в сердце христианина – негодование при оскорблении; скорбь о похищенных вещах; возмущение при ложном обвинении; охотное слушание похвалы о себе; в разговорах с другими желание, чтобы слова твои взяли перевес; огорчение, когда слова твои пренебрегаются. 

Надобно открывать очи ума, чтобы нам познать самих себя и понять, что тот враг Бога, кто следует своей воле. Человек, познав величие Божие и собственную немощь, должен покориться воле Божией и в притрепетном чувстве должен пребывать всегда, в страхе и беспокойстве за свою загробную участь, не превозноситься, пока находится в теле. 

Блажен, кто познал немощь свою и никогда не полагается на дела свои, оплакивает грехи свои, не судит других, но предоставляет суд Богу – Судии. Какие бы великие подвиги ни проходили мы, если не имеем болезнующего сердца – они лживы и ни к чему не годны. Ничем так не благоугождается Бог, как злостраданиями или телесными ради Него лишениями, и ничем так не привлекается человеколюбие Его, как слезами. Как огонь потребляет тростие, так чистые слезы – всякую скверну мысленную. 

Очень хорошо вставать ночью и молиться с сокрушением и плачем. Вот когда плач и слезы пригожи, а в церкви слезы подавляй и только дух сокрушен держи. Показывать их не надо – это маргариты духовные, но от показывания они тускнеют и теряют свой блеск и цену свою. 

Когда во время молитвы своей изливаешь поток слез, отнюдь не возносись тем сам в себе, как будто ты выше многих. Это помощь свыше прияла молитва твоя, чтобы ты, усердно исповедав грехи свои, слезами умилостивил Владыку. Бездна плача узрит утешение, а чистота сердца примет озарение. На земле нет радости сладостнее той, какая бывает от умиления. 

Итак, кто хочет искать святой радости и блаженства на земле, тот ищи их в молитвенных слезах!